All Этнический код Что произойдет в 2024 году? Философский пароход Простые истины Заголовок Депортация из Арцаха Большой репортаж Аудиокнига: «Армянская литература» Армянская неделя Альфа-экономика Newsroom Alter Ego 7 портретов из истории армянского народа

В ожидании «Западного Азербайджана»?

26 сентября 2023, 22:00

Начиная с 2018 года мы существуем в реальности, в которой постоянно недооцениваем заявления Никола Пашиняна и членов его команды, объективно протекающие процессы, а также и озвучиваемые Турцией и Азербайджаном планы.

Так, очень немногие в мае 2018 года правильно оценили заявления Никола Пашиняна, сделанные в Степанакерте, когда своим высказыванием о том, что «он не имеет мандата вести переговоры от имени Арцаха, так как не избран народом Арцаха» он не «старался открыть место за переговорным столом для официального Степанакерта», а начинал саботировать переговорный процесс, начинал разрушать созданную десятилетиями переговорную архитектуру.

Правильно не было оценено и заявление члена команды Пашиняна, который заявил о том, что ««революция» 2018 года была важнее чем победа в Карабахской войне».

В Республике Арцах несоразмерно угрозе оценили даже то, что из Стратегии национальной безопасности РА летом 2020 года пропала формулировка «Республика Арцах», и была заменена на географический термин «Нагорный Карабах».

Понимание нависшей угрозы не пришло даже после войны 2020 года, иначе сложно объяснить появление в ночь на 21 июня в предвыборном штабе партии «Гражданский договор» бывшего президента Арцаха Араика Арутюняна, участие которого в избирательном процессе явно не ограничивалось только посещением штаба.

Более того, даже блокада Лачинского коридора не заставила пересмотреть оценку ситуации политической элитой как Армении, так и Арцаха. Вспомните все эти разговоры о том, что «Арцаху нужен воздушный коридор», что «давлением на Баку в международных СМИ мы сможем изменить ситуацию». Вспомните также «витающие в воздухе» слухи о том, что в Арцахе отказ от озвучивания политических оценок действиям Пашиняна обосновывали тем, что «Ереван может прекратить финансирование Арцаха». Были и более закрытые дискуссии, во время которых представители официального Степанакерта отсутствие политических оценок действиям Никола Пашиняна объясняли тем, что «это будет вмешательством во внутриполитические процессы в Армении, а на Арцах такой ответственности нельзя возлагать». В результате не захотев войти в политические процессы в Армении, жители Карабаха и его официальные представители стали частью внутриполитических процессов в Азербайджане.

С 2018 года также относились и ко всем анализам ситуации, и тем аналитикам, которые отмечали, что события «армянской весны 2018 года» имели цель обеспечить трансформацию геополитического облика региона, что не должно было ограничиваться только сдачей Арцаха Азербайджану, но и выдворением РФ из региона, и созданием вместо армяно-иранской границы, общей сухопутной границы Азербайджана и Турции.

Ровно также поступали и с заявлениями Азербайджана и Турции – не обращали на них внимания, не оценивали по достоинству, хотя из раза в раз становилось очевидно, что Баку и Анкара намного более откровенные с армянским народом и избирателем Пашияна чем сама армянская власть.

Так ещё в мае 2019 года бывший глава администрации президента Азербайджана Рамиз Мехтиев писал не только о том, что для Баку приемлемо, чтобы Пашинян вёл переговоры по «урегулированию карабасхкой проблемы в логике политики Левона Тер-Петросяна» — то есть признания суверенитета Баку над Арцахом.

Военная и политическая элита Арцаха и Армении должным образом не отреагировали и на политические изменения произошедшие в Азербайджане летом 2020 года, когда после «июльских столкновений» на армяно-азербайджанской границе во внутриполитической жизни Азербайджана резко усилился турецкий фактор, произошёл ряд кадровых изменений в правительстве Алиева, а также в регион стали перебрасываться как турецкие вооружения (беспилотники), так и террористы из Сирии.

После завершения войны Ильхам Алиев и Р.Т. Эрдоган не только многократно заявляли о том, что «карабахский вопрос закрыт», но и подписал «Шушиснкую декларацию» чётко обозначили территориальные претензии к Армении.

Спустя почти 10 месяцев после начала блокады Арцаха Баку военной агрессией на данном историческом этапе решил вопрос с «политической субъектностью и статус Арцаха», и сразу после операции Алиев и Эрдоган заявили о претензиях на Сюник, а в азербайджанском парламенте прошли слушания на тему «Возвращение в Западный Азербайджан: правовые аспекты».
В ходе слушаний представители «Общины Западного Азербайджана» огласили новые требования.

1.Азербайджанцы должны вернуться в 300 населенных пунктов на территории Армении.

2.Армения нанесла материальный ущерб частным хозяйствам на сумму $2,5 млрд, а общественным хозяйствам – на сумму $17,5 млрд.

Однако и сейчас происходящие события не получают должного отклика во внутриполитической жизни Армении.

Вместе с тем, в Турции и Азербайджане прекрасно понимают смысл термина «красные линии», и они прекрасно понимают, что потерянный Карабах запустит цепь событий, которые могут привести к расформированию армянской государственности в целом (ровно так как падение Берлинской стены в итоге завершилось развалом самого СССР), превратив эти пресловутые 29 800 квадратных километров территорий в «зону свободной охоты», для различных геополитических акторов.

Именно это поставило нас в ситуацию, которую можно озаглавить так: в ожидании «Западного Азербайджана»?