All Этнический код Что произойдет в 2024 году? Философский пароход Простые истины Заголовок Депортация из Арцаха Большой репортаж Аудиокнига: «Армянская литература» Армянская неделя Альфа-экономика Newsroom Alter Ego 7 портретов из истории армянского народа

Россия — заявленный враг Армении

04 сентября 2023, 22:00

Одним из основных обещаний во время событий 2018 года было обещание о том, что стратегическое сотрудничество Армении с Россией не будет пересмотрено, что, иными словами, система безопасности Армении и легитимации ее границ не будет пересмотрена. С «революционной агоры» заявлялось о том, что после смены власти 2018 года взаимоотношения РФ и Армении вышли на небывалый до этого высокий уровень.

Более того, перед внеочередными выборами 2021 года, Никол Пашинян также шел за голосами избирателей, обещая поддерживать стратегическое партнерство с Россией, и люди, голосовавшие за него, отдали голоса, в том числе и в пользу данной идеи.

Оставим в стороне, что, как в 2018, так и особенно в 2021 году, заявления Никола Пашиняна о намерении «сохранить и улучшить отношения стратегического характера с Россией» были лишь очень качественной сыгранной «политической партией», целью которой была нейтрализация возможного влияния России на внутриполитические процессы в Армении, и более подробно разберем очередной кризис, который просматривается в армяно-российских отношениях.

Перед июльской трехсторонней встречей Никола Пашиняна, Ильхама Алиева и Шарля Мишеля, когда было более чем очевидно, что стороны идут на подписание «мирного договора» на западной переговорной площадке, МИД РФ выступил с резонансным заявлением, в котором в числе прочего было отмечено, что именно признание Карабаха (что, помимо всего прочего, противоречит документу от 9 ноября 2020 года) частью Азербайджана изменило статус российских миротворцев, а соответственно и Лачинского коридора.

Заявление МИД РФ неоднозначным образом было прокомментировано властями Армении, что уже летом свидетельствовало о том, что напряженность в отношениях между Ереваном и Москвой растёт.

Новый виток «противостояния Армении и России» начался уже осенью, когда МИД РА и спикер НС Ален Симонян, комментируя заявление официального представителя внешнеполитического ведомства России Марии Захаровой о том, что решение Еревана признать Карабах частью Азербайджана изменило ситуацию «на земле», а также призвала «реализовывать взятые на себя обязательства, что и будет гарантией соблюдения положений документа от 9 ноября», назвали позицию Захаровой «разочаровывающей», а также вновь заявили о том, что это Россия признала Карабах частью Азербайджана, сославшись на известное интервью Владимира Путина.

Спикер НС Армении умышленно процитировал только часть заявления Путина, в котором помимо указанных Симоняном частей была и следующая мысль: «Да, такая проблема существует (статус НК), окончательный статус Карабаха не урегулирован. Мы договорились о том, что мы сохраняем статус-кво, на сегодняшний день существующее положение. Что будет дальше – это предстоит решить в будущем или будущим руководителям, будущим участникам этого процесса».

Более того, в декабре 2020 года во время пресс-конференции президент РФ заявил следующее: «С международно-правовой точки зрения Карабах — часть Азербайджана, однако в реальности ситуация сложнее. Здесь у каждой стороны своя правда. С этим надо разбираться спокойно».

Но на этом противостояние не завершилось, и в последние дни мы стали свидетелями того, как Армения в лице спикера МИД, вице-спикера НС и Никола Пашиняна продолжила политику, направленную на конфронтацию с Россией. Многие возможно не понимают, но не имея на то мандата, власть РА объявила Россию врагом Армении, и вступила в западную коалицию против РФ и Ирана. Вступила, не имея никаких гарантий безопасности.

Происходящее сегодня в отношениях с РФ, а также очевидная трансформация архитектуры безопасности – это следствие не столько войны 2020 года, сколько итогов выборов 2021 года. Стратегическое видение ситуации Россией было изложено не только в заявлениях президента РФ по текущей ситуации, но и в уверенности в том, что Ереван никогда не признает Арцах частью Азербайджана, что позволит сделать пребывание миротворцев в регионе перманентным.

Однако ожидать такого от Пашиняна, чья политическая карьера и идеологический бэкграунд свидетельствовали о том, что он является носителем абсолютно иных идей, было стратегическим просчетом.

Стратегический выбор действующих властей в сторону сотрудничества с Западом (а на самом деле с Турцией и Азербайджаном) был абсолютно логичен, так как только при таком выборе, и при «России – объявленной врагом Армении», действующая власть имела бы хоть какое-то политическое будущее.